Lars Spuybroek

Oblique WTC
.

著者によると、この建物は単一の巨大構造を形成しており、複雑なネットワークを形成しており、個別のコンポーネントに分解することはできません。 この質感は、ウールニットと比較されます。 中には公共のスペースを含むいくつかのスペースがあります。 通りは曲がった塔に合流しているように見え、その中のエレベーターは坂を上って街の地下鉄に降りる列車になります。

.

Здание, по мысли автора, образует единую мегаструктуру, сложную сеть, не раскладывающуюся на отдельные компоненты. Эта структура сравнивается с шерстяной вязкой. Внутри располагаются различные пространства, в том числе и общественные. Улицы как бы вливаются в гнущиеся башни, а лифты внутри них становятся поездами, взбирающимися по наклонным плоскостям и спускающимися в городской метрополитен

.

The building, according to the author, forms a single megastructure, a complex network that cannot be decomposed into separate components. This texture is compared to a wool knit. Inside there are various spaces, including public ones. The streets seem to merge into bending towers, and the elevators inside them become trains that climb inclined planes and descend into the city subway.

 

FREDRIK SKÅTAR

vibration mirror

Его художественные проекты следуют морфогенетической концепции – биологическому процессу, который заставляет структуру развивать свою форму. В природе форма создается постоянно меняющейся окружающей средой и приспосабливается к ней. Капля – это источник колец на поверхности воды, межзвездные силы – это параметры, которые определяют положение звезд и так далее. Изображения и скульптуры Фредрика Скатара представляют собой моментальные снимки таких процессов, визуализирующие параметры и происхождение конкретных структур. Архитектура Фредрика Скатара, как и художественные проекты, сосредоточена на подчеркивании цели и происхождения пространственных компонентов. Они, встроенные в систему использования, обладают противоположными свойствами, которые подчеркиваются своими противоположностями. Круглые формы дополняются прямыми, порядок поддерживается хаотичной структурой и т. Д.

FREYA OLAFSON

MÆ Motion Aftereffect
MÆ – Motion Aftereffect исследует захват движения, готовые 3D-модели и монологи, найденные в Интернете, от опыта с виртуальной реальностью в реальном игровом процессе до внетелесных переживаний и руководств по астральной проекции. В работе рассматривается влияние новых потребительских технологий, связанных с AR – дополненной реальностью, VR – виртуальной реальностью, MR – смешанной реальностью, XR – расширенной реальностью и видео 360 °. Монологи из Интернета обеспечивают инфраструктуру для работы; наушники-вкладыши транслируют Олафсон монологи на сцене, заставляя ее слушать и говорить одновременно. Это двойное действие – слушание и говорение – позволяет ей воплощать состояние присутствия, которое относится к потоковой передаче данных, обработке в реальном времени и играм. Как исполнитель она становится проводником, медиумом или интерфейсом, транслируя отредактированные монологи из Интернета для аудитории. Действие выполнения работы становится похоже на воспроизведение видео или VR-игры.

JURGEN BEY

יורגן ביי
ユルゲン·ベイ
Юрген Бей
Slow Car

Университетский городок, говорит Юрген Бей, – это то, как мир труда развивается, и, по его словам, Slow Car является частью серии переосмысленных инфраструктур, которые размышляют о том, как мы заставляем рабочие места работать. Его идеи пытаются предложить, как мы можем превратить общее в конкретное. Он сделал иллюстрации размером с стену, на которых огромные краны строят модульные небоскребы и сами встраиваются в здания. У их ног – машины, похожие на жуков, которые образуют личное пространство этого плана. Хотя идея медленного автомобиля имеет множество очевидных и практических последствий для безопасности дорожного движения, окружающей среды и т. Д., Наиболее интересным ее потенциалом является социальный: это машина, которая может преобразовать то, что Марк Оге назвал бы не местами современного мира, в места больше похожи на университетский городок. Подумайте об аэропорте. Это обширное здание, полностью построенное на случай непредвиденных обстоятельств и определяемое соображениями безопасности и пешеходной мобильности. Нет вообще никакого внешнего общественного пространства. Есть торговые центры, но нет общественных мест. Нет ничего особенного и никакой надежды на это. Но представьте себе парк движущихся комнат, мест, где вы можете сидеть, спать, хранить свой багаж и использовать их для перевозки в парк или церковь. Если бы все уголки этого места были в пределах досягаемости каждого пассажира, как это могло бы изменить характер этих обычных мест? Сколько еще времени можно там провести? Где бы был административный центр аэропорта и как бы он выглядел? Аэропорт – это воронка, через которую проходят навыки, знания и таланты любой международной отрасли. Представьте себе, если бы эти люди могли заехать в парк или, возможно, в огромную библиотеку, изобилующую крошечными персонализированными машинами, снуют, как рабочие в карьере. Этот проект представляет собой вспомогательную инфраструктуру мобильных комнат, которая может создавать общие пространства в обычных местах.